Меню

Мне снилась мама стихи

Мне снилась мама стихи

Друг, посмотри, как в равнине небесной
Дымные тучки плывут под луной,
Видишь, прорезал эфир бестелесный
Свет ее бледный, бездушный, пустой?

Полно смотреть в это звездное море,
Полно стремиться к холодной луне!
Мало ли счастья в житейском просторе?
Мало ли жару в сердечном огне?

Месяц холодный тебе не ответит,
Звезд отдаленных достигнуть нет сил…
Холод могильный везде тебя встретит
В дальней стране безотрадных светил…

Александра Андреевна Блок (Бекетова) (1860 — 1923)

Как много забвением тёмным
Из сердца навек унеслось!
Печальные губы мы помним,
И пышные пряди волос.

Замедленный вздох над тетрадкой,
И в ярких рубинах кольцо,
Когда над уютной кроваткой
Твоё улыбалось лицо.

Мы помним о раненых птицах
Твою молодую печаль,
И капельки слёз на ресницах,
Когда умолкала рояль.
1912

Мария Александровна Цветаева (Мейн) (1868 — 1906)

В старом вальсе штраусовском впервые
Мы услышали твой тихий зов,
С той поры нам чужды все живые
И отраден беглый бой часов.

Мы, как ты, приветствуем закаты,
Упиваясь близостью конца.
Все, чем в лучший вечер мы богаты,
Нам тобою вложено в сердца.

К детским снам клонясь неутомимо, (Без тебя лишь месяц в них глядел!)
Ты вела своих малюток мимо
Горькой жизни помыслов и дел.

С ранних лет нам близок, кто печален,
Скучен смех и чужд домашний кров.
Наш корабль не в добрый миг отчален
И плывет по воле всех ветров!

Все бледней лазурный остров — детство,
Мы одни на палубе стоим.
Видно грусть оставила в наследство
Ты, о мама, девочкам своим!

Мама! Хоть ты мне откликнись и выслушай: больно
Жить в этом мире! Зачем ты меня родила?
Мама! Быть может, всё сам погубил я навеки, —
Да, но за что же вся жизнь — как вино, как огонь, как стрела?
Стыдно мне, стыдно с тобой говорить о любви,
Стыдно сказать, что я плачу о женщине, мама!
Больно тревожить твою безутешную старость
Мукой души ослепленной, мятежной и лживой!
Страшно признаться, что нет никакого мне дела
Ни до жизни, которой ты меня учила,
Ни до молитв, ни до книг, ни до песен.
Мама, я всё забыл! Всё куда-то исчезло,
Всё растерялось, пока, палимый вином,
Бродил я по улицам, пел, кричал и шатался.
Хочешь одна узнать обо мне всю правду?
Хочешь — признаюсь? Мне нужно совсем не много:
Только бы снова изведать ее поцелуи
(Тонкие губы с полосками рыжих румян!),
Только бы снова воскликнуть: «Царевна! Царевна!» —
И услышать в ответ: «Навсегда».
Добрая мама! Надень-ка ты старый салопчик,
Да помолись Ченстоховской
О бедном сыне своем
И о женщине с черным бантом!
осень 1910

Эта ночь непоправима,
А у вас еще светло.
У ворот Ерусалима
Солнце черное взошло.

Солнце желтое страшнее, —
Баю-баюшки-баю, —
В светлом храме иудеи
Хоронили мать мою.

Благодати не имея
И священства лишены,
В светлом храме иудеи
Отпевали прах жены.

И над матерью звенели
Голоса израильтян.
Я проснулся в колыбели —
Черным солнцем осиян.

Мама, дай мне земляники.
Над карнизом свист и крики.
Как поет оно,
Как ликует птичье царство!
Мама, выплесни лекарство,
Отвори окно!
Мама, мама, помнишь лето?
В поле волны белоцвета
Будто дым кадил.
Вечер томен; над долиной
В жарком небе взмах орлиный,
Прокружив, застыл.
Помнишь, мама, ветра вздохи,
Соловьев последних охи,
В лунных брызгах сад,
Лунных сов родные клики,
Земляники, земляники
Спелый аромат?
Земляники дай мне, мама.
Что в глаза не смотришь прямо,
Что твой взгляд суров?
Слезы капают в тарелки.
Полно плакать о безделке:
Я совсем здоров.

МАМА И УБИТЫЙ НЕМЦАМИ ВЕЧЕР

По черным улицам белые матери
судорожно простерлись, как по гробу глазет.
Вплакались в орущих о побитом неприятеле:
«Ах, закройте, закройте глаза газет!»
Письмо.
Мама, громче!
Дым.
Дым.
Дым еще!
Что вы мямлите, мама, мне?
Видите —
весь воздух вымощен
громыхающим под ядрами камнем!
Ма — а — а — ма!
Сейчас притащили израненный вечер.
Крепился долго,
кургузый,
шершавый,
и вдруг —
надломивши тучные плечи,

расплакался, бедный, на шее Варшавы.
Звезды в платочках из синего ситца
визжали:
«Убит,
дорогой,
дорогой мой!»
И глаз новолуния страшно косится
на мертвый кулак с зажатой обоймой.
Сбежались смотреть литовские села,
как, поцелуем в обрубок вкована,
слезя золотые глаза костелов,
пальцы улиц ломала Ковна.
А вечер кричит,
безногий,
безрукий:
«Неправда,
я еще могу-с —
Хе!
— выбряцав шпоры в горящей мазурке,
выкрутить русый ус!»
Звонок.
Что вы,
мама?
Белая, белая, как на гробе глазет.
«Оставьте!
О нем это,
об убитом, телеграмма.
Ах, закройте,
закройте глаза газет!»

Падает снег на дорогу —
Белый ромашковый цвет.
Может, дойду понемногу
К окнам, где ласковый свет?
Топчут усталые ноги
Белый ромашковый цвет.

Вижу за окнами прялку,
Песенку мама поет,
С нитью веселой вповалку
Пухлый мурлыкает кот,
Мышку-вдову за мочалку
Замуж сверчок выдает.

Сладко уснуть на лежанке.
Кот — непробудный сосед.
Пусть забубнит впозаранки
Ульем на странника дед,
Сед он, как пень на полянке —
Белый ромашковый цвет.

Только б коснуться покоя,
В сумке огниво и трут,
Яблоней в розовом зное
Щеки мои расцветут
Там, где вплетает левкои
В мамины косы уют.

Жизнь — океан многозвенный
Путнику плещет вослед.
Волгу ли, берег ли Роны —
Все принимает поэт.
Тихо ложится на склоны
Белый ромашковый цвет.

И женщина с прозрачными глазами
(Такой глубокой синевы, что море
Нельзя не вспомнить, поглядевши в них),
С редчайшим именем и белой ручкой,
И добротой, которую в наследство
Я от нее как будто получила, —
Ненужный дар моей жестокой жизни…

Из «Северных элегий»

Женщина. с редчайшим именем — мать Анны Ахматовой, Инна Эразмовна, урожденная Стогова (1852-1930).

Облако в штанах

Allo!
Кто говорит?
Мама?
Мама!
Ваш сын прекрасно болен!
Мама!
У него пожар сердца.
Скажите сестрам, Люде и Оле,-
ему уже некуда деться.
Каждое слово,
даже шутка,
которые изрыгает обгорающим ртом он,
выбрасывается, как голая проститутка
из горящего публичного дома.
Люди нюхают —
запахло жареным!
Нагнали каких-то.
Блестящие!
В касках!
Нельзя сапожища!
Скажите пожарным:
на сердце горящее лезут в ласках.
Я сам.
Глаза наслезненные бочками выкачу.
Дайте о ребра опереться.
Выскочу! Выскочу! Выскочу! Выскочу!
Рухнули.
Не выскочишь из сердца!

На лице обгорающем
из трещины губ
обугленный поцелуишко броситься вырос.

Читайте также:  К чему снится есть булочку с сыром

Мама!
Петь не могу.
У церковки сердца занимается клирос!

Обгорелые фигурки слов и чисел
из черепа,
как дети из горящего здания.
Так страх
схватиться за небо
высил
горящие руки «Лузитании».

Трясущимся людям
в квартирное тихо
стоглазое зарево рвется с пристани.
Крик последний,-
ты хоть
о том, что горю, в столетия выстони!

Владимир МАЯКОВСКИЙ. «Я»

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О МОЕЙ МАМЕ

У меня есть мама на васильковых обоях.
А я гуляю в пестрых павах,
вихрастые ромашки, шагом меряя, мучу.
Заиграет вечер на гобоях ржавых,
подхожу к окошку,
веря,
что увижу опять
севшую
на дом
тучу.
А у мамы больной
пробегают народа шорохи
от кровати до угла пустого.
Мама знает —
это мысли сумасшедшей ворохи
вылезают из-за крыш завода Шустова.
И когда мой лоб, венчанный шляпой фетровой,
окровавит гаснущая рама,
я скажу,
раздвинув басом ветра вой:
«Мама.
Если станет жалко мне
вазы вашей муки,
сбитой каблуками облачного танца,—
кто же изласкает золотые руки,
вывеской заломленные у витрин Аванцо. »

Мать поэта Александра Алексеевна Павленко (1867—1954)

Ты жива еще, моя старушка?
Жив и я. Привет тебе, привет!
Пусть струится над твоей избушкой
Тот вечерний несказанный свет.

Пишут мне, что ты, тая тревогу,
Загрустила шибко обо мне,
Что ты часто ходишь на дорогу
В старомодном ветхом шушуне.

И тебе в вечернем синем мраке
Часто видится одно и то ж:
Будто кто-то мне в кабацкой драке
Саданул под сердце финский нож.

Ничего, родная! Успокойся.
Это только тягостная бредь.
Не такой уж горький я пропойца,
Чтоб, тебя не видя, умереть.

Я по-прежнему такой же нежный
И мечтаю только лишь о том,
Чтоб скорее от тоски мятежной
Воротиться в низенький наш дом.

Я вернусь, когда раскинет ветви
По-весеннему наш белый сад.
Только ты меня уж на рассвете
Не буди, как восемь лет назад.

Не буди того, что отмечталось,
Не волнуй того, что не сбылось, —
Слишком раннюю утрату и усталость
Испытать мне в жизни привелось.

И молиться не учи меня. Не надо!
К старому возврата больше нет.
Ты одна мне помощь и отрада,
Ты одна мне несказанный свет.

Так забудь же про свою тревогу,
Не грусти так шибко обо мне.
Не ходи так часто на дорогу
В старомодном ветхом шушуне.
[1924]

С еще бессильными крылами
Я видел птенчика во ржи,
Меж голубыми васильками
У непротоптанной межи.

Над ним и надо мной витала,
Боялась мать — не за себя,
И от него не улетала,
Тоскуя, плача и любя.

Пред этим маленьким твореньем
Я понял благость Вышних Сил,
И в сердце, с тихим умиленьем,
Тебя, Любовь, благословил.

У маменьки своей спросило раз дитя,
От робости смущаясь и краснея :
«Скажите мне всю правду, не шутя,
Отцом иль матерью — кем быть труднее?»

Молчала мать, не зная, что сказать,
Но гувернантка молвила беспечно:
«Давно тебе пора самой бы знать,
Что матерью труднее быть, конечно.

Когда бы ты историю прочла,
Тебе б ясна была тому причина:
Ведь папой в Риме женщина была,
А мамой — ни один мужчина.»

ОБЪЯСНЕНИЕ В ЛЮБВИ

Посвящается дорогой матери

Сияет роса на листочках.
И солнце над прудом горит.
Красавица с мушкой на щечках,
как пышная роза, сидит.

Любезная сердцу картина!
Вся в белых, сквозных кружевах,
мечтает под звук клавесина.
Горит в золотистых лучах

под вешнею лаской фортуны
и хмелью обвитый карниз,
и стены. Прекрасный и юный,
пред нею склонился маркиз

в привычно-заученной роли,
в волнисто-седом парике,
в лазурно-атласном камзоле,
с малиновой розой в руке.

«Я вас обожаю, кузина!
Извольте цветок сей принять. «
Смеется под звук клавесина,
и хочет кузину обнять.

Уже вдоль газонов росистых
туман бледно-белый ползет.
В волнах фиолетово-мглистых
луна золотая плывет.

Март 1903 г., Москва

Александра Дмитриевна Бугаёва, урождённая Егорова (1858—1922), мать Андрея Белого

Разбуди меня завтра рано,
О моя терпеливая мать!
Я пойду за дорожным курганом
Дорогого гостя встречать.

Я сегодня увидел в пуще
След широких колес на лугу.
Треплет ветер под облачной кущей
Золотую его дугу.

На рассвете он завтра промчится,
Шапку-месяц пригнув под кустом,
И игриво взмахнет кобылица
Над равниною красным хвостом.

Разбуди меня завтра рано,
Засветли в нашей горнице свет.
Говорят, что я скоро стану
Знаменитый русский поэт.

Воспою я тебя и гостя,
Нашу печь, петуха и кров.
И на песни мои прольется
Молоко твоих рыжих коров.

Дмитрий МЕРЕЖКОВСКИЙ
Из «Старинных октав»

XXIX
В суровом доме, мрачном, как могила,
Во мне лишь ты, родимая, спасла
Живую душу, и святая сила
Твоей любви от холода и зла,
От гибели ребенка защитила;
Ты ангелом-хранителем была,
Многострадальной нежностью твоею
Мне всё дано, что в жизни я имею.

XXX
Отец сердился, вредным баловством
Считал любовь; бывало, ты украдкой
Меня спешила осенить крестом,
Склонясь в лампадном свете над кроваткой,
И засыпал я безмятежным сном
При шепоте твоей молитвы сладкой,
Но чувствовал сквозь поцелуй любви
Я жалобы безмолвные твои.

XXXI
Однажды, денег взяв Бог весть откуда,
Она тайком осмелилась купить
Игрушку мне, чудесного верблюда;
Отец увидел, стал ее бранить.
Внутри была бисквитов сладких груда:
И жадности не мог я победить, —
За мать страдая, молча, — как убитый, —
Я с горькими слезами ел бисквиты.

XXXII
Когда на службе был отец с утра,
Мать в кабинет за стол меня пускала.
Я помню дел казенных нумера,
Сургуч, портрет старинный генерала,
Из хризолита ручку для пера,
Из камня цвета млечного опала
Коробочку для марок, нож, бювар,
Карандаши и ящик для сигар:

XXXIII
Предметы жадных, робких наслаждений.
Но как-то раз я рукавом свалил
Чернильницу с головкою оленьей:
Ни жив ни мертв, смотрю, как потопил
(Что мне казалось верхом преступлений)
Зеленое сукно поток чернил.
Вдруг — голоса, шаги отца в передней;
Вот, думаю, пришел мой час последний.

XXXIV
Я убежал, чтоб грозного лица
Не увидать; и начались упреки,
Неумолимый гневный крик отца,
На трату денег вечные намеки,
И оправданья мамы без конца.
Я понимал, что грубы и жестоки
Его слова, и слышал я мольбы,
Усилия беспомощной борьбы.

XXXV
В них — долгих лет покорная усталость —
Хотя бы мог я розог ожидать, —
Лишь простоял в углу за эту шалость:
Спасла меня заступничеством мать.
Я чувствовал мучительную жалость,
Семейных драм не в силах угадать, —
За маму, тихий и покорный с виду,
Я затаил в душе моей обиду.

Читайте также:  К чему снится тапочки для покойника

XXXVI
И с нею вместе я жалел себя:
Под одеялом спрятавшись в кроватке,
Молился я, родная, за тебя,
Твой поцелуй в бреду и лихорадке,
Твое дыханье чувствовал, любя:
Так жгучие те слезы были сладки,
Что, всё прощая, думал об отце
Я с радостной улыбкой на лице.

XXXVII
Он не чины, не ордена, не ленты
Наградою трудов своих считал:
В невидимо растущие проценты,
В незыблемый и вечный капитал,
В святыню денежных бумаг и ренты,
Как в добродетель, веру он питал,
Хотя и не был скуп, но слишком долго
Для денег портил жизнь из чувства долга.

XXXVIII
Чиновник с детства до седых волос,
Житейский ум, суровый и негибкий,
Не думая о счастье, молча нес
Он бремя скучной жизни без улыбки,
Без малодушья ропота и слез,
Не ведая ни страсти, ни ошибки.
И добродетельная жизнь была —
Как в серых мутных окнах — дождь и мгла.

XXXIX
Кругом в семье царила безмятежность:
Детей обилье — Божья благодать, —
Приличная супружеская нежность.
За нас отец готов был жизнь отдать.
Но, вечных мук предвидя неизбежность,
Уже давно им покорилась мать:
В хозяйстве, в кухне, в детской мелочами
Ее он мучил целыми годами.

XL
Без горечи не проходило дня.
Но с мужеством отчаянья, ревниво,
Последний в жизни уголок храня,
То хитростью, то лаской боязливой
Она с отцом боролась за меня.
Он уступал с враждою молчаливой,
Но дружба наша крепла, и вдвоем
Мы жили в тихом уголке своем.

XLI
С ним долгий путь она прошла недаром:
Я помню мамы вечную мигрень,
В лице уже больном, хотя не старом,
Унылую, страдальческую тень.
Я целовал ей руки с детским жаром, —
Духи я помню, — белую сирень.
И пальцы были тонким цветом кожи
На руки девственных Мадонн похожи.

Источник

LiveInternetLiveInternet

Фотоальбом

Видео

Цитатник

♥Рубрики моего дневника ♥ Новости (6366) Стихи (5566) .

Восточная мудрость на каждый день(обновляется ежедневно) : http://www.auradoma.ru/quote/7532.j.

Диагностика по поверхности языка Язык человека способен передать самую точную информацию .

Художник Alfred de Breanski, Jr. (1877 — 1957) Художник Альфред Фонтвилль де Бр.

С любовью к детям Александр Кудин Художник Александр Кудин родился а 1963 году в Минске, Ре.

Новости

Музыка

Ссылки

Рубрики

  • Стихи (14373)
  • РеЦеПтЫ (9342)
  • журналы,книги (5)
  • Новости (6392)
  • ФоТоГрАфИИ (5373)
  • Это интересно (5138)
  • Живопись (5067)
  • Картинки (4681)
  • Рамки (3924)
  • Видео (3860)
  • ССЫЛКИ (3435)
  • Вязание (3394)
  • Схемы (2571)
  • Рукоделие (2126)
  • Шитье (295)
  • Игрушки своими руками (188)
  • журналы, книги по рукоделию (17)
  • МУЗЫКА (2113)
  • Цветы (1845)
  • Разное (1829)
  • Здоровье (1812)
  • МУДРЫЕ МЫСЛИ (1574)
  • Рамки без картинок (1333)
  • Рассказы (1287)
  • Mысли вслух (1204)
  • Праздники (992)
  • Азы вязания. Книги, журналы по вязанию (944)
  • Искусство (899)
  • Комментарии + код (869)
  • Коллажи (858)
  • АфОрИзМы (831)
  • Красота и здоровье (815)
  • Юмор (763)
  • Тесты (731)
  • ПрИтЧи (664)
  • Мода (663)
  • История (611)
  • Проза (607)
  • Все для дневника (585)
  • Натюрморты (565)
  • Клипарты (557)
  • С днем рождения (538)
  • ПоЖеЛаНиЯ (535)
  • Хозяйство и быт (434)
  • Интерьер, дизайн дома (400)
  • Сад и Огород (372)
  • Флеш (337)
  • Плейкасты (334)
  • анекдоты (278)
  • Рамочки текстовые (273)
  • Фоны (271)
  • Консервирование (255)
  • Салаты (139)
  • Заготовки на зиму (120)
  • Кино (248)
  • Разделители (228)
  • Мир книги (208)
  • ПрИкОлЫ (172)
  • Аватары (131)
  • Аудиокниги (106)
  • Гороскоп (88)
  • Доброе утро (83)
  • Добрый день (30)
  • Добрый вечер (21)
  • Инструменты & Садовая техника (13)

Метки

Всегда под рукой

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Приходила мама сегодня во сне..

Воскресенье, 07 Февраля 2016 г. 20:47 + в цитатник

Приходила мама сегодня во сне.


Приходила мама сегодня во сне.
Улыбалась так нежно и ласково мне.
Говорила мне: дочь, я с тобой,
Берегу твою жизнь и покой.
Без тебя и ребят плохо мне,
Прихожу ко всем вам я во сне..
Не горюй, не тужи, не страдай!
И в обиду себя не давай!
В сердце зла не держи, всех прости,
Злых людей от себя отпусти!
Я все вижу, не сладко тебе,
И рыдаешь ночами по мне,
Но ты сильная, доча моя,
Ты не плачь, а молись за меня.
Тебе надо детишек поднять,
Ты ж как я — неуемная мать!
Целовала я маму свою,
всей душой,тебя мама, люблю!
Ах как жаль, что все было во сне.
Ты, родная, приснись еще мне.
Нет на свете дороже людей,
Кроме наших святых матерей.

Есть сны. когда не хочешь просыпаться. Чтобы. не разорвать ниточку. связывающую тебя с Любимой, Родной Мамочкой. Чтобы не отпустить Её руку. не потерять Её Образ из виду. не лишиться Её Тепла. А когда. всё же. нехотя. открываешь глаза. с болью в Сердце понимаешь. что это сон. снова. всего лишь сон. Затем. садишься на подоконник. смотришь на небо. думаешь. мечтаешь. вспоминаешь. вновь прокручиваешь всё в голове. слёзы невольно текут по щекам. И приходишь к одному единственному выводу. что за то. чтобы эти сны стали явью. готова отдать всё. только бы быть вместе с Мамой.
Мамочка я тебя люблю и помню! Спасибо, тебе за возможность, хотя бы во сне, быть рядом с тобой.

Мама прошептала тихо мне во сне :
» Доченька, родная — я не снюсь тебе.
Я с тобою рядом, где б ты не была,
Очень я скучаю, милая моя.
Сверху наблюдаю, каждый день моля,
Чтоб ты не страдала, счастлива была !»
Я. проснулась. села, по щеке слеза.
Берегите маму, пока она жива.

Мне сегодня приснилась мама…
До чего же была красивой!
Словно ангел спустился из Храма,
И всё вспомнилось с новой силой.
Говорила, что очень любит,
Что молилась я не напрасно,
Обещала, что помнить будет,
Убеждала — не плакать часто.
Я спросила: «Ну как ты, мама?
Замирало сердце в надежде.
Отвечала: «Скажу без обмана,
Мне там легче, чем было прежде».
Моё сердце с болью сжималось,
Я просила не разлучаться,
Но всё чаще она повторяла,
Что не может дольше остаться.
В синем небе простор и блаженство,
Нет обиды, нет боли, нет грусти.
Небеса – само совершенство,
И Они её не отпустят.
Я хотела остаться с нею,
Умоляла в своём стремленье.
Я хотела покинуть землю…
Но она улыбалась: «Не время».
В синем небе звезда сияла,
И пора нам было прощаться.
Мама крылья свои расправляла…
Не хотела я просыпаться.

Читайте также:  К чему снится собирать книги

УШЛА ИЗ ЖИЗНИ МАМА И РАДОСТЬ УНЕСЛА,
ОСТАЛАСЬ Я БЕЗ МАМЫ,ЧТО ПТИЦА БЕЗ КРЫЛА.
Душа скорбит и плачет, мне боли не унять.
Как тяжело нам в жизни, когда уходит мать.
Не слышу голос милый, не вижу добрых глаз.
Никто не спросит нежно: «А как у вас дела?»
Прекрасно понимаю земной не долог путь,
Но скорбь, печаль утраты терзают мою грудь.
Ничем мне эти муки теперь не превозмочь.
Хоть ярко светит солнце, а на душе всю ночь.
А вот во сне увижу, как хорошо мне с ней.
Проснусь и боль пронзает и слезы из очей.
Себя ты не щадила, детей лишь берегла
И каждому частицу ты сердца отдала.
Не потому ль так рано окончен путь земной.
Скорблю, люблю и плачу о маме дорогой.

Проснувшись рано утром, глаза я открываю
И тихо повторяю – я по тебе скучаю!
Я выхожу на кухню, я наливаю чаю
И снова тихим эхом – я по тебе скучаю
Иду я на работу, и день свой начинаю.
Я вновь шепчу украдкой – я по тебе скучаю!
Живу одной тобой, других не замечаю
И каждую минуту – я по тебе скучаю!
Когда закатом вечер, ушедший день венчает,
Дрожащими губами – я по тебе скучаю!
Я зажигаю свечи, но грусть не отпускает,
Как будто заклинание – я по тебе скучаю!
Уткнувшись в одеяло, твой голос вспоминаю
И снова, снова, снова – я по тебе скучаю!
И даже поздно ночью, во сне я повторяю,
Как сильно ты нужна мне – я по тебе скучаю.

Источник



Снится мама

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Мама в зеркале

Мама устала, весь день хлопотала,
Присев отдохнуть, вроде бы задремала.
И в зеркале видно, устала она.
Согнута, присгорблена мамы спина.

И в том отраженье, чистом зеркальном
Отражаются крылья. Ярко. Реально.

Хотите увидеть Ангела вы?
Встаньте спиной у зеркальной стены.
И резко в него, чрез плечо посмотрите.
Улыбку свою с собой заберите.

© Copyright: Надежда Мунцева, 2020
Свидетельство о публикации №120011504442

Стихи — Снится мне улыбка твоя.

Стихи — Мама, мама, мама, мамочка родная

Мама, мама, мама, мамочка родная,
ОтжилА своё ты, ты от нас ушла.
Пред тобою ангел, дверь открыл от рая,
Чтобы твоя душенька, отдых там нашла.

Мама, мама, мама, мамочка родная,
Знаю ты на грешника, на меня глядишь.
Ты прости, что редко очень посещаю,
Кладбище где с папой, рядышком ты спишь.

Мама, мама, мама, мамочка родная,
Нынче во сне видел я тебя опять.
Заплутал здесь мама я, где иду не знаю,
Не могу с собою, мира отыскать.

Мама, мама, мама, мамочка родная,
Ты прости.

Стихи — Мама

Стихи — Снится Жар-птица

Снится
Жар-птица
кружится
над городом,
или комета
хвост света
сложила на крыши
и дышит
над городом.

Ночь напролет
звезды падают в листья…
Ночь напролет
в краски падают кисти.
Жар-птица
кружится
и огненный кот
ночь напролет
в листьях глазищами
шарит.

Стихи — Мама ! Пожалуйста

Мам, пожалуйста, перестань,
Разберусь, я уже большая.
Мам, пожалуйста… Да отстань.
Я – не собственность. Я – живая.

Мам, пожалуйста, отпусти,
Он – порядочный академик.
Мам, пожалуйста, ты прости,
Но до завтра мне надо денег.

Мам, пожалуйста, не мешай
Выбирать мне свою жилплощадь.
Мам, пожалуйста, опоздай
Хоть на час, ну а лучше – больше.

Мам, пожалуйста, не звони.
Всё нормально. Да точно, точно.
Мам, пожалуйста, помоги.
Я с ребенком. Всё очень срочно.

Стихи — Мамы, не бросайте малышей!

Мама-плачет горестно малыш
Из кроватки крик отчаянья я слышу.
Тянет ручки к маме и кричит.
Только маму у кроватки я не вижу.

Отчего же бросили его?
Не успел родиться, стал ненужным.
Колыбельная не спета для него
Загляните поскорее в его душу.

Не бросайте, не бросайте малышей.
Ведь во сне лишь видит малыш маму.
Чтобы не было преступных вновь страстей.
Чтобы не было и ран потом кровавых,

Повернитесь же на детский крик
И душой согрейте вы ребёнка.
Пусть чужой, но с вами он.

Источник

Мне снилась мама стихи

Мама! Да святится имя твоё!

Мне опять сегодня снилась мама,
И я слышал, словно в полусне,
Подошла и нежными руками
Одеяло подоткнула мне.

Сколько я на этом свете буду,-
Не было тебя родней и нет.
Мама! Ты явила миру чудо,
Ты мне подарила белый свет.

Я опять вернулся в детство, будто,
Обретя расширенный зрачок,
Я увидел первые минуты,-
Миг, что осознать еще не мог.

Первый вдох и первый крик истошный
Изо всех новорожденных сил.
Даже не поняв, что это можно,
О себе я громко заявил.

После первый шаг с твоей поддержкой
Сделал, ты сказала мне потом,
Что от страха я слегка помешкал,
И пошел, да чуть ли не бегом.

Первой нотой в жизни я услышал
Песню колыбельную твою.
Всё, что заповедано нам свыше
С помощью твоею узнаю.

Говорить собравшись, понемногу,
Набираясь детского ума,
Выговорил “ма“ я первым слогом,
И еще добавил громче “ма“.

Сон уходит, За окном светает.
В предстоящей суматохе дней
Так тебя мне в жизни не хватает,
Мудрости твоей, любви твоей.

Ты всегда была опорой сыну,
Всё делить с тобой велела мне.
Оттого-то горе вполовину,
Оттого-то радостей вдвойне.

Вряд ли возразить мне кто-то может,
В спор вступать не собираюсь с ним,-
Всем, что в жизни я достиг, Вы тоже,
Мамам мы обязаны своим.

Для любви сыновней нет предела,
Но подспудный страх не покидал,-
Всё-таки, я что-то не доделал,
Всё-таки, чего-то не додал!?

Занятый собою и делами,
Почему, доселе не пойму?
Как вниманья, догадайтесь сами,
Не хватало, именно, кому?

И не потому, что бессердечны
И по-жизни были неправЫ,
Полагая — наши мамы вечны.
Всё успеем, сделаем. Увы.

Мы умней становимся с годами,
И сегодня горестно скорбим:-
Вовремя не говорили мамам,
Как их любим, ими дорожим.

Заклинаю этими стихами,
Долг сыновний вовремя отдать,
Позвоните, те, кто может, маме.
Навещайте. Бойтесь опоздать.

Источник

Adblock
detector